Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

17

Прием по личным вопросам

В арсенале инструментов кадровой политики РЖД есть такой формат, как прием Президента компании по личным вопросам. Эту практику мы ввели лет пять назад, и она, надо сказать, зарекомендовала себя как очень действенная. В такой большой компании всегда есть люди, которые по тем или иным причинам оказались на краю (случилось несчастье, лишились жилья, нужна дорогостоящая операция, от которой зависит жизнь и т.п.), а ждать помощи им просто неоткуда, и тогда они идут со своей бедой по месту работы. В РЖД много различных мер социальной поддержки железнодорожников, но не всякую ситуацию можно решить формально, особенно нестандартную. Да и административная система у нас не гибкая – могут пройти месяцы, пока твое заявление дойдет до нужного начальника. Если человеку необходима оперативная помощь и речь идет о значительных суммах, вопрос может быть решен только на уровне руководителя компании. На последнем приеме по личным вопросам у меня было шесть человек – все они простые железнодорожники, но у каждого своя личная беда. За то, чтобы именно эти люди были приняты мною, ходатайствовали их непосредственные руководители и кадровый департамент компании. Двое просили материальную помощь на лечение детей-инвалидов с диагнозом детский церебральный паралич. И в том, и в другом случае у детишек наблюдается положительная динамика, и им необходимо продолжить лечение современными методами, дающими высокий шанс на выздоровление. Дело это дорогостоящее, но, когда речь идет о детях, отказать невозможно. Сотрудница РЖД из Воронежа обратилась с просьбой выделить средства на восстановительное лечение и реабилитацию сына. Парень у нее уже взрослый, тоже выучился по железнодорожной специальности, но поработать так и не успел. В результате несчастного случая получил серьезную травму позвоночника и оказался частично обездвижен. В личной беседе она рассказала, что нашла специальную клинику, где применяются эффективные технологии восстановления пациентов с повреждениями спинного мозга, но чтобы положить туда сына, необходимо около полумиллиона рублей. Таких денег у нее нет, на руках еще пожилая больная мать. Просьбу удовлетворил. Приходила женщина, у которой сгорел дом, а вместе с ним и все имущество. При этом ничего не было застраховано, поэтому во всех инстанциях с компенсацией отказали. Мужа нет, на руках четверо несовершеннолетних детей. Руководство Свердловской железной дороги, где она работает, выделило 130 тыс. рублей на приобретение самого необходимого, а по моему личному распоряжению для погорельцев силами РЖД выстроят новый дом. Попросил, чтобы пообещала на этот раз все застраховать.

Особо запомнился мне Александр Попов из Абакана. У них с женой ни много ни мало – 12 детей! Даже в масштабах РЖД такие многодетные семьи большая редкость. При этом, они ютятся на жилплощади всего в 65 кв. метров, в старом доме, давно нуждающемся в капремонте. По словам Александра, он с сыновьями периодически что-то надстраивает и утепляет своими силами, но еще одну сибирскую зиму в этом доме им сложно будет пережить. Доход у семьи более чем скромный, жена не работает, дети учатся, одна девочка – инвалид. Кстати, сам отец семейства имеет 27-летний трудовой стаж на железной дороге. Я распорядился выделить матпомощь в требуемом объеме на приобретение нормального жилья для многодетной семьи железнодорожника, чтобы люди могли нормально жить и растить детей. Мне понравилось, что, несмотря на разницу в положении, Александр не робел, прося за свою семью, а напоследок даже вручил мне в подарок Библию. Была у меня на личном приеме и совсем молодая девушка Мария Завьялова из Новосибирска. Параллельно с работой в РЖД закончила наш профильный вуз, недавно родила двух малышей-двойняшек. Показала даже мне их фотографии. У Марии серьезные проблемы со здоровьем – этим летом диагностировали онкологию головного мозга, она оперировалась в Израиле, затем проходила курс химиотерапии у себя в Новосибирске. Сказала, что сейчас уже все более или менее хорошо, но ей нечем расплатиться за операцию (речь идет о 40 с лишним тысячах евро) и еще нужно пройти реабилитационное лечение. Сама она находится в отпуске по уходу за детьми, а муж зарабатывает мало, поэтому кредит им не дают. Ее просьбу я тоже удовлетворил, но продолжить лечение посоветовал в нашей ведомственной системе здравоохранения, где есть все условия и новейшее оборудование для реабилитации онкологических больных.

1

Беспризорники

Есть одна острая тема, которая меня давно мучает. Это беспризорные и потерянные дети. Цифра, которую называют, чудовищна – в стране чуть ли не каждые 15 минут теряется ребенок. Сколько из них потом находится – неизвестно. По нашему ведомству у меня есть точная статистика – в прошлом году выявлено свыше 22 тыс. детей, которые находились на железной дороге без присмотра: на вокзалах, на перегонах, в электричках, поездах дальнего следования, кто-то из них явно не первый день бомжевал. Речь идет о бездомных детях, оказавшихся на нашей территории, поэтому для ОАО «РЖД» – это вопрос социальной ответственности компании. Мы предлагаем начать системную работу вместе с органами опеки, чтобы как можно раньше помочь этим детям. Психологи утверждают, что ребенок, который провел на улице месяц, уже социально не адаптируем. Таковы, к сожалению, особенности детской психики.

Кого-то из них надо просто вернуть в семью, кого-то направить в специальные детские учреждения. У меня уже давно зрела идея – создать специальный детский дом для детей, найденных на железной дороге. И мы эту идею обязательно реализуем, если нас поддержат органы опеки, так как нормативная база у нас в стране такая, что доброе дело воистину требует подвига.

Проблема, по нашему мнению, чрезвычайно серьезна. Чаще всего беззащитные дети попадают под криминальный контроль, и что с ними далее происходит, страшно представить – воруют «на органы», используют для транспортировки наркотиков, детской проституции и т.д. И милиция, и спецслужбы об этом знают, но без всеобщей общественной поддержки они с этой проблемой не справятся. На самом деле, давно пора бить в колокола, создавать протестную социальную волну, чтобы бороться с этим кощунством. Мы будем просить соответствующие общественные организации выступить инициаторами принятия специального законодательства, а то у нас пять(!) ведомств этой проблемой «занимаются» – от Минздравсоцразвития до Минобрнауки, но нет ни одного, которое за нее железно отвечает вплоть до уголовной ответственности, если надо. В советское время существовала жесткая надзорная система, и, если ребенок не ходил в школу, вопрос разбирался на уровне главы района, а сейчас это вроде как никого не касается. Либерализм в данном случае – это преступление! Давайте объединим наши усилия и поможем сами себе, а не государству решать эту проблему.

Предлагаю обсудить в комментариях.
1

Детская железная дорога

Во вторник, 12 июля, мы открыли совершенно новую, созданную с «нуля» детскую железную дорогу под Питером, ставшую частью Малой Октябрьской железной дороги (МОЖД). По 10-ти километровой линии начнет курсировать очень симпатичный мини-поезд «Колибри», который будут полностью обслуживать воспитанники МОЖД. Я очень рад, что, несмотря на все трудности предыдущих лет, у нас в отрасли сохранился и существует такой интересный формат профориентации школьников.

Кстати, первая железная дорога для детей появилась в 1936 году на территории СССР, затем этот опыт начали копировать в других странах: в Европе, в Китае, на Кубе. Многие наши коллеги из западных стран и СНГ сделали из такого формата эффективные коммерческие проекты в следующей логике. Детская дорога становится особой достопримечательностью города, привлекает туристов и отдыхающих, а привлечение коммерческих партнеров значительно снижает нагрузку на бюджеты ж/д компании и региона. У нас в этом отношении несколько другая мотивация.

Мы рассматриваем детские железные дороги как уникальные образовательные объекты для технического творчества, осознанного восприятия инноваций, интеллектуального и культурного развития подрастающего поколения. Обучение там бесплатное, всем ребятам выдается железнодорожная форма. Сегодня в системе ОАО «РЖД» 25 детских железных дорог, мы инвестируем средства в их развитие и модернизацию технической базы. Для компании это важная часть кадровой политики. По сути, мы инвестируем в наше будущее, в человеческий капитал. Каждый год учебные классы, кабины и вагоны принимают более 15 тысяч ребят. Из них более половины ежегодно поступают в профильные железнодорожные колледжи или вузы. Их успехи в учебе, как правило, высоки, они становятся первоклассными специалистами и приходят работать в систему РЖД. В этом и состоит наша «выгода» от развития детских железных дорог.

И еще один очень важный момент. Мы раньше напрямую не связывали детские железные дороги с социальной адаптацией подростков, но, мне кажется, внесли весомый вклад в это дело. Ведь это решение, которое лежит на поверхности. Сейчас на той же МОЖД обучается свыше 350 так называемых «неблагополучных» – живущих в проблемных семьях – детей, а также воспитанников школ-интернатов. И пусть не все воспитанники детских дорог станут железнодорожниками. Для нас главное, что именно здесь они начинают постигать такие важные смыслы, как ответственность, дисциплина, товарищество – все те качества, которые помогут им добиваться в жизни хороших результатов.
6

Благотворительность

Хочу поделиться хорошими эмоциями. На днях побывал в городе Сафоново Смоленской области, где по линии благотворительного фонда помощи детям «Расправь крылья!» мы открыли социальную гостиницу для матерей-одиночек на базе одного из местных профтехучилищ. У фонда есть такой проект - «Маленькая мама», адресованный совсем юным девушкам – воспитанницам детских домов, которые либо находятся в состоянии беременности, либо недавно родили малыша. Им и так сложно адаптироваться в социуме, а жизнь поставила девушек в еще более уязвимую ситуацию, по сути – выбора между полноценной жизнью и материнством. Понимая, что альтернатива для многих – отказ от ребенка, мы постарались сделать все, чтобы этого не случилось. Основная задача проекта «Маленькая мама» – дать этим девушкам нормальные условия воспитания малыша и возможность продолжать образование. Аналогов проекту в России пока нет.

В Сафоново мы с губернатором области вручили участницам программы ключи от полностью оборудованных квартир, расположенных прямо на территории их училища. Многие из них, сами еще девчонки, пришли с маленькими детьми и застеснялись, когда я спросил, кому ключи отдавать. Сиротство - серьезная проблема для общества, а по-человечески это трогает безумно, потому что понимаешь, что если не помочь, то чья-то жизнь будет искалечена. Мои коллеги - члены правления РЖД, которые случайно попали на мероприятие (они были со мной в Смоленске на рабочем совещании), решили перечислить личные средства в размере недельной зарплаты на нужды проекта «Маленькая мама», и это был абсолютно добровольный порыв. Вообще проблемы семьи, материнства – очень деликатные вещи, но я считаю, что заниматься ими не менее важно, чем развитием железных дорог.